Пятница, 10 января 2020 10:05

Куцая леди

Ни с чем несравнима красота весеннего саксаульного леса. Корявые деревья саксаула весной покрываются темно-зелеными тонкими, похожими на сережки, веточками. Поляны между деревьями сплошь зарастают диким морковником. На фоне зелени яркими белыми пятнами пестреют шляпы саксаульного гриба. Красным, оранжевым и желтым цветом среди травостоя выделяются тюльпаны. Саксауловый лес с правой стороны, т.е с юга на север, омывает река Чу. Свое начало она берет в горах Киргизии. Пройдя шестьсот километров, она теряется в песках. Ее берега сплошь покрыты тугайными зарослями, состоящими из узколистного серебристого лоха, ченгиля и зарослей ежевики. Эти чащобы являются прибежищем для диких свиней, шакалов и волков. Своим кормовым и защитным ремизом тугаи привлекают косуль и семиреченского фазана.

В весенний апрельский день под высокой кручей на реке Чу сидел рыбак, в двух метрах от него с этой кручи был пологий спуск к воде. Выловив несколько штук крупных сазанов, он решил сменить место рыбалки. Встав со стульчика, он стал разминать затекшие ноги, вдруг почувствовал едкий запах дыма. Взойдя на кручу, он увидел клубы густого дыма, сквозь которые пробивалось пламя. Метрах в трехстах выше по течению горели тугайные заросли. Дым становился все гуще и гуще. Мужчина спустился, к воде, вытащил заброшенную удочку и стал сматывать леску. В этот момент его внимание привлекли скатившиеся с кручи к воде несколько мелких камешков, подняв голову кверху, он окаменел, с невысокой кручи на него смотрели два волчьих глаза. Этот звериный взгляд загипнотизировал человека, в нем было любопытство, страх и гнев. Это была стройная чепрачного окраса волчица. В зубах она держала маленького, висевшего как тряпка, еще слеповатого волчонка. Пелена дыма уже застилала всю речную гладь. Дуэль между человеческими и звериными глазами длилась несколько секунд. Волчица резко повернулась и, не спеша, побежала в сторону оврага. Рыбак, а это был я, взглянул ей в след и оторопел, за место длинного волчьего хвоста, свисающего как палка между задних ног, у нее торчал заросший шерстью обрубок. Да, эта мамаша, наверное, побывала в какой-то переделке. Из размышлений меня вывел голос моего егеря, приехавшего с кордона за мной. Пожар, дойдя до старого речного русла, стих. В этот день я не мог предположить, что судьба сведет меня еще раз с этой стройной волчицей, которую я окрестил «куцая леди». По дороге домой мне вспомнился Киплингский Маугли, когда он ножом отрезал хвост вожаку красных собак, у него остался точно такой же обрубок, как у волчихи. Мы уехали. Куцая, держа в зубах волчонка, спустилась на дно оврага. Несколько десятков метров она пробиралась через густые заросли ежевики. Она нашла то, что искала, раздвинув, мордой густую паутину, Куцая влезла в старую барсучью нору, теперь эта нора будет ее логовом. Такие запасные логова имеются почти у каждой волчьей семьи. Расчистив лапами дно норы, она положила на приготовленную из сухой травы подстилку волчонка. Сама легла рядом с ним, подставив ему набухшие от молока соски. Волчонок, урча и посапывая от удовольствия, большими глотками пил молоко. Вытянув натруженные ноги, она задремала. Закрыв глаза, Куцая представила себе четырех оставленных в объятьях пламени логове волчат. От тоски и от жалости к своим погибшим детям ей хотелось завыть, она взвизгнула во сне. Когда начался пожар, она находилась в логове и кормила волчат. Звериным чутьем волчица почуяла беду. Выскочив из норы, она окаменела, огонь был в нескольких метров от ее жилища. Отец семейства, матерый широколобый зверь был на охоте. В течении двух, трех месяцев, пока подрастают волчата, корм им и волчице добывает он. Еще секунда, и Куцая просунула в логово голову, схватив самого крупного волчонка, она понеслась прочь, обрекая остальных щенков на верную гибель.

Она дремала рядом со своим волчонком, но ее слух находился в постоянном напряжении. Через некоторое время она уловила шорох на дне оврага, напружинив мышцы, она привстала, а еще через секунду в логово просунулась широколобая голова матерого. В его пасти был зажат задавленный заяц. В знак благодарности, Куцая лизнула морду своего хозяина и вильнула обрубком хвоста. Он лег у входа в логово, положив, лобастую голову на крупные мощные лапы. Матерый с нежностью смотрел на волчицу, которая с жадностью пожирала зайца. Его маленький серый волчонок, насытившись молоком матери, безмятежно спал.

Сегодня утром матерый ушел на охоту. Пока волчата в логове, волк охотится далеко от логова. Возвращаясь с охоты, его ноздри издалека учуяли запах дыма. Звериный инстинкт подсказал ему опасность. На махах он рванулся к тугаям. Подбежав ближе к логову, объятому огнем, он все понял. Матерый знал, куда побежала волчица. Отыскав ее след, он прибежал к запасному логову. Шли дни, молоко, выделяемое на пятерых волчат, волчонок поедал один. Родители стали приучать его к мясной пище. Однажды под вечер матерый принес к логову наполовину задавленного барсука, он положил его на тропу перед логовом, а сам лег поперек тропы, перекрыв барсуку путь к отступлению. Подросший волчонок подошел к барсуку, тот, кося на него глазом, дернулся, волчонок отскочил в сторону, когда барсук дернулся, из прокушенной раны побежала кровь. Запах крови пробудил у маленького волчонка звериный инстинкт. Обойдя барсука сзади, он бросился на него и вцепился ему в шею, сдавив шею зубами, он зарычал, тело барсука задрожало в предсмертных судорогах, еще через минуту он затих. Наевшись парного кровавого мяса, он лег рядом с отцом и задремал. Сегодня он понял звериную заповедь: чтобы быть сытым, надо убивать.

Наступила зима. Волчонок превратился в крупного стройного волка, от матери он унаследовал чепрачный окрас и длинные жилистые ноги. Широкий лоб и мощные челюсти он унаследовал от своего отца, матерого волка шестилетки.

Частые январские снегопады покрыли землю почти метровым слоем снега, зайцы забились в Джузгеновые крепи. Волкам стало трудно добывать пищу. По морозным ночам Куцая, Матерый и молодой волк стали совершать набеги на зимовки чабанов. В холодные зимние ночи чабанские собаки ночуют в скирдах сена, зарываясь от стужи вглубь скирды. Почуяв запах волка, собаки даже не падают голос. Кошары для овец в наших краях делаются из камыша, разорить стенку кошары для волков не составляет особого труда. Ворвавшись в кошару, звери рвут мечущихся от страха овец. Наевшись мяса, они уходят на дневку в тугайные заросли.

О волчьих набегах по району стали распространяться слухи. В конце января, проводя промысловый учет дикого кабана, я выехал к знакомому владельцу крестьянского хозяйства Жетпизбаеву Ермеку. За чаепитьем он мне поведал такую историю: «Два года назад в феврале месяце у моих овец начался окот, дни стояли холодные. В полночь я вышел на улицу, чтобы посмотреть, как обстоят дела в кошаре. Дверь, где находились котные овцы, была завешана брезентовым пологом. Подняв его вверх, я вдруг услышал шум, который исходил в соседней кошаре, где находилось общее поголовье овец. Я быстро пошел туда. На углу, рядом с кошарой стоял туалет, когда я проходил мимо него, увидел двух волков, ночь была лунная, на фоне белого снега эти звери выглядели очень красиво. Рядом с огромным матерым волком стояла стройная чепрачная волчица. От страха я закричал, пытаясь испугать их, они оба как по команде бросились ко мне. Меня спас туалет, я заскочил в него, закрыл дверь на крючок и стал кричать, зовя на помощь. Сын, услышав мой крик, схватил ружье и выскочил на улицу. Из кошары выбежали четыре волка, это были переярки, прошлогодние волчата, их уже трудно отличить от взрослых. Расстояние от них было не большое, сын выстрелил, один зверь упал замертво, остальные рванули по сторонам. Волчица рванула к раскрытым воротам. Сын выстрелил в нее. Он, по-видимому, «обзадил». Заряд крупной дроби, как бритвой срезал ей почти весь хвост. Звери убежали, вот тогда я и увидел лежащий на снегу, кусок волчьего хвоста».

Наступила весна. Растаял снег. Появились маленькие зайчата. У косуль, джейранов и диких свиней появилось потомство. Волки стали набирать вес. Добывать молодых диких животных для них не составляло труда. Куцая расчистила свое логово. На сей раз, она принесла семерых волчат. В одно весеннее утро к логову пришел молодой волк, сын Куцой волчицы. Он с интересом наблюдал, как его мать кормит маленьких волчат. Постояв, в стороне несколько минут, он хотел подойти к логову поближе. Сделав один шаг, он оторопел, его мать издала грозный рык, обнажив клыки. Это рычание дало ему понять, что он с этого времени стал самостоятельным. Теперь он сам должен добывать себе пищу и заботиться о своей безопасности.

В дикой природе существуют свои жестокие, но необходимые правила, выживает тот, кто их соблюдает. Лето этого года прошло быстро. Матерый и Куцая из семерых появившихся весной волчат вырастили пятерых. В декабре эта семья совершала набеги на домашний скот. Почти каждую ночь кто-то из чабанов недосчитывался нескольких овец. Днем, когда нерадивый пастух дремал в седле, в густых зарослях волки задирали телят. Перед новым годом была организована облавная охота на волков. В ней участвовали егери и чабаны, всего охотников под седлом насчиталось двадцать семь человек. Каждый раз после ночного нападения стая уходила на отдых в густые заросли. Накануне перед облавой стая стащила с насеста под навесом шесть индюков. Птицы были съедены в пятидесяти метрах от зимовки. Почистив окровавленные морды об снег, стая ушла в тугаи. Рано утром у фазенды собрались охотники, мы разработали быстрый план охоты. По следам облавщики дошли до входа стаи в заросли, разбившись на две группы, охотники с двух сторон охватили тугаи. Пешие загонщики вошли внутрь крапы, через десять минут звери были подняты с лежки. В левом крыле зарослей послышались крики, затем стали раздаваться выстрелы, охота продолжалась еще минут тридцать, затем все стихло. Я подошел к песчаной косе. На снегу лежали туши застреленных волков, их было четыре. Три молодых волка и их мать Куцая. Красоту и стройность этой звериной самки не смогла забрать с собой даже смерть. Я с грустью смотрел на залитую кровью тушу этой волчицы. Природа создала волка, она распорядилась, чтобы его пищей было мясо. Пока этот хищник убивает диких животных, он находится относительно в малой вине перед человеком, но, когда этот хищник принимается за домашний скот, люди начинают от них избавляться. И в этой схватке всегда побеждает самое развитое существо на земле- это человек.

Охотовед Шуского охотхозяйства 
Жамбылской области,
Владимир Голышкин

Журнал "Qansonar" №1(5) от 2015 года

Прочитано 1528 раз
Оцените материал
(0 голосов)

footerlogo

 

«Информационно-развлекательный интернет-ресурс об охоте, рыбалке и активном туризме». Наши контакты +77010317229 (Whatsapp), mail@qansonar.com.
© 2021 Сайт Кансонар. Все права защищены. Разработка - Веб студия "IT.KZ"

Яндекс.Метрика